Facebook page of SWAN Twitter page of SWAN Instagram stream Youtube channel of Swannet RSS feeds

site available in english and russian

  • English
  • Russian

Интервью с Мари, секс-работником и Генеральным секретарем STRASS, французского союза секс-работников

Мари рассказывает о том, как она начала заниматься активизмом, о ситуации вокруг секс-работы во Франции, о работе филиала STRASS в Тулузе.

Изображение выше: Демонстрация в Тулузе 8 марта 2014 года Мари (слева) с Соней (справа), медсестрой из Griselidis. Изображение предоставлено Мари.

NSWP: Привет Мари и спасибо, что нашли время, чтобы дать это интервью! Вы можете начать, рассказав нам, как вы подключились к движению по защите прав секс-работников?

Мари: Добрый день! Да, конечно. Мое путешествие началось, как и у многих работников, когда я открыла для себя профсоюзное движение. Я работала на консумации в так называемом "американском" баре в Тулузе, в большом городе на юго-западе Франции. В этих барах вы раскручиваете клиентов, чтобы они потратили как можно больше на напитки, а затем вы можете пойти наверх с ними и заняться сексом за деньги. Вы получаете процент от суммы, потраченной на напитки, и полную сумму за оказание сексуальных услуг.

В моих глазах работа хостесс в баре была очень похожей на работу любого фабричного рабочего или сотрудника магазина, и для меня было логично вступить в профсоюз, так что я стала членом STRASS очень быстро. В баре у вас есть босс, строгий график, который вы должны соблюдать, и не так много свободы по сравнению с работой в качестве независимого эскорта, чем я занимаюсь в настоящее время. Тем не менее, стигма такая же.

В этом баре я никогда не упоминала, что я была членом STRASS. Нам не разрешали говорить о политике. Мы были под постоянным давлением со стороны нашей хозяйки, которая ожидала, что мы будем правильно вести себя: улыбаться и молчать. Если твое поведение не нравилось ей, тебя могли уволить и тывернулась бы к прежней ситуации: безработице, бедности... Как и многие начальники, она умела сделать так, чтобы дать почувствовать, что нам повезло иметь эту работу, и, следовательно, мы должны быть благодарны ей! Все мои коллеги чувствовали то же самое, и теперь, когда я более активно участвую в STRASS, я думаю, что мы должны действительно работать с нашими коллегами в таких учреждениях и изменять их методы работы. Экономический кризис, который ударил по Франции ​​и остальной части мира, был очень выгоден для некоторых людей, в том числе для руководителей заведений в сфере секс-работы, которые используют ограниченные возможности выбора многих женщин для дальнейшей эксплуатации этих женщин. Однако, это не ограничивается секс-индустрией; это распространяется на множество рабочих мест, особенно те, где ограничено признание трудовых прав…

Благодаря STRASS, я перестала чувствовать себя изолировано. Я начала вовлекаться в активизм, как на местном, так и на национальном уровне. Изоляция секс-работников в связи с криминализацией и стигмой является огромным препятствием для нашей самоорганизации, но наш профсоюз помогает объединить нас. Когда я работала в том баре, я читала книги, написанные секс-работниками, например Griselidis Real , Thierry Schaffauser или Morgane Merteuil. Ну, я не читала их в баре, конечно! Эти книги стали для меня открытием. Наконец, я смогла читать словами чужих людей то, что я испытывала каждый день. Это действительно помогло мне и позволило мне оставить свою работу в баре и стать независимым эскортом: это был реальный переход к большей свободе, а больше свободы означает больше времени и сил, чтобы отстаивать права и организовываться вместе со STRASS для революции, не только секс-работников, но и всех работников!

Можете ли вы рассказать мне о вашем активизме? Вы вовлечены в другие группы?

Я также пользователь услуг и волонтер организации Griselidis, проекта сообщества здравоохранения в Тулузе. STRASS и Griselidis часто работают вместе, когда мы организуем демонстрации, встречи с местными политиками, или когда мы совместно проводим аутрич-деятельность с секс-работниками.

В сентябре 2013 года, несколько коллег и я создали филиал STRASS в Тулузе. Мы начали обсуждать эту возможность, так как дискуссии о криминализации клиентов активизировались. Несмотря на все добрые слова и обещания аболиционисток, мы знали, что криминализация клиентов будет просто еще одним кирпичом в стене нашего угнетения: штрафы, аресты, депортации не прекратятся... сразу же; некоторые из наших клиентов также будут оштрафованы. Это Шведский Прогресс для Вас! Таким образом, после нескольких встреч с другими секс-работниками, мы запланировали "вечеринку солидарности" как способ собрать некоторые средства и открыли филиал в Тулузе: мы проводили встречи с целью тренировки о наших правах, используя листовки Знай-Свои-Права, разработанные STRASS, чтобы мы смогли объяснить нашим коллегам различные законы и подзаконные акты, которые криминализируют нашу деятельность. С новым филиалом STRASS и Griselidis, мы организовали первую акцию в ноябре 2013 года: публичную демонстрацию против предложенного закона об уголовной ответственности клиентов секс-работников. Мы также прилагаем много усилий, пытаясь заставить людей понять реалии жизни секс-работников, чтобы больше людей поддержали нас. Я часто участвую в общественных дебатах, и мы часто дискутируем или нарушаем собрания, где вопросы, касающиеся секс-работников, обсуждаются без нас. То, что так много встреч и событий относительно секс-работы проводятся без нас, действительно приводит в бешенство и, говоря там, мы действительно противостоим идее безмолвного секс-работника, который является жертвой и не имеет мнения о своей собственной жизни. Это также то, что толкает нас создавать альянсы с другими группами и организациями в целях развития солидарности и понимания.

Говоря о солидарности, вы можете рассказать нам больше о том, как STRASS в Тулузе вовлекает различных секс-работников?

Я думаю, стигматизация секс-работников означает, что мы все воспринимаемся как "одно целое" - безликая, глухая жертва, отождествляющаяся только с идентичностью "проститутки". Тем не менее, реальность гораздо сложнее. Мы все сталкиваемся с разнообразными типами стигмы и изоляции; все мы имеем разные, сложные (а иногда и простые) жизни ... и наше движение может достичь своих целей, только если вовлечь всех секс-работников. Как союз, мы должны быть очень осторожны, чтобы слово "солидарность" сохранило свое истинное значение: мы не должны исключать друг друга из-за наших различий, и эти различия должны стать нашей силой. Важно, что мы учимся заботиться друг о друге. Кто-то будет страдать от расизма со стороны полиции, кто-то будет оскорблен прохожими, потому что является транс-женщиной ... Мы должны принять эти вопросы во внимание, таким образом наше движение действительно будет народным движением.

Каковы основные политические достижения для вас в STRASS?

Меня избрали Генеральным секретарем STRASS в июне 2014 года. Я думаю, это было действительно положительным моментом для нашей организации, так как это означает, что мы не сосредоточены только на столице, а что мы действительно работаем над развитием филиалов в других городах. Несколько опытных активистов поедут в 5 основных городов и обучат местных секс-работников понимать правовые рамки, документировать насилие и сообщать о нем, создавать филиалы и работать в солидарности с другими социальными движениями и профсоюзами, когда это возможно. Очень вдохновляет видеть, что все больше и больше секс-работников присоединяются к STRASS и пытаются что-то изменить на личном уровне. Все наши индивидуальные усилия: проведение кампаний, работа со СМИ, звонки или встречи с членами парламента, обращения к другим секс-работникам... это - наша реальная сила, и я считаю, что частично поэтому закон о криминализации клиентов был приостановлен (до настоящего момента).

STRASS также изменил политический ландшафт, не только в отношении секс-работы, но и в отношении феминизма, прав ЛГБТ и рабочего движения. С нашей очень маргинальной позиции, мы бросили вызов господствующим дискурсам государственных феминистских организаций или профсоюзов и их недальновидной идее о том, кто такие (свободная) женщина, или работник. Я думаю, что для многих "шлюха" - это последнее оскорбление. "Как говорит Gail Pheterson: "Угроза стигмы шлюхи действует, как кнут, держущий женщин в состоянии подчинения. Пока кнут не потеряет свое жало, освобождение женщин будет под контролем". Переосмысливая это слово и идентичность, противостоя социальному стыду и неприятию, заставляя общество признать его лицемерие, мы расшатываем основы патриархата. Эта дискуссия о правах женщин и работе продолжается, но аболиционистское движение, поддерживая криминализацию наших клиентов (и, как следствие, самих секс-работников), показало свои истинные стороны как репрессивное движение, которое предпочитает быть на стороне государства, полиции и церкви против женщин.

"Как говорит Gail Pheterson: "Угроза стигмы шлюхи действует, как кнут, держащий женщин в состоянии подчинения. Пока кнут не потеряет свое жало, освобождение женщин будет под контролем”. Переосмысливая это слово и идентичнсть, противостоя социальному стыду и неприятию, заставляя общество признать его лицемерие, мы расшатываем основы патриархата”.

Это было очевидно несколько раз в ходе их попыток лоббирования. Хотя они продолжают повторять, что они были категорически против пресловутого закона о “пассивном вымогательстве", введённого Саркози 10 лет назад (согласно которому просто стоять на углу улицы является преступлением, и который чрезмерно используется против уличных работников), мы никогда не видели, чтобы эти аболиционистки протестовали или лоббировали, когда местные политики представили новые подзаконные акты, криминализирующие уличную работу в нескольких городах. Они даже призывали к бойкоту ЛГБТ Парада в Лионе, потому что организаторы поддерживали права секс-работников. Это произошло сразу после массовых демонстраций против однополых браков, когда сотни тысяч людей - консерваторы, религиозные люди, фашисты - вышли на улицы, чтобы "спасти французскую цивилизацию" против греха и упадка. Гомофобные преступления резко выросли, но, тем не менее, эти государственные феминистские организации посчитали, что с их стороны атака ЛГБТ группы, поддерживающие секс-работников, будет радикальным действием. "Le masque tombe" ("маски сорваны"), как говорят у нас во Франции.

Вы упомянули ранее, что криминализация клиентов была временно побеждена. Каковы следующие шаги STRASS и каковы ваши надежды в отношении секс-работников во Франции?

В свете очень большого количества аргументов против шведской модели, Специальный комитет Сената отозвал статью о криминализации клиентов из предложенного законопроекта. Законопроект теперь, вероятно, будет забыт, так как его главной целью было "уничтожить спрос". Законопроект без этого пункта бессмысленн в глазах тех, кто хочет спасти нас. Другие аспекты законопроекта, например, отмена наказания за пассивное вымогательство, будут к сожалению тоже забыты. Однако, трудно услышать, чтобы аболиционистки кричали об этом...

Изображение: Демонстрация против ареста секс-работников, июль 2014. Предоставлено Мари.

Между тем секс-работники криминализированы как никогда. Вся дискуссия о криминализации клиентов действительно усугубила стигму и шаткое положение работников секс-бизнеса. У нас теперь меньше клиентов, а это значит, что мы должны оставаться дольше на улицах, или в лесу, массажных салонах и т.д ..., чтобы заработать ту же сумму денег. Число клиентов, возможно, снизилось, но мы работаем больше и дольше. Немного парадоксально видеть это как достижение, когда цель была искоренить проституцию...

Многие города также реализовали новые муниципальные подзаконные акты, которые вытесняют секс-работников из общественных мест в центре города Тулуза, в небольших городах Альби, Безье, Коломбье, Ниссан... Несмотря на то, что несколько городов, например, Лион, уже имели такую политику в течение многих лет, мы пережили новую волну репрессий против секс-работы. Законодатели почувствовали себя уполномоченными дискриминировать секс-работников из-за токсической дискуссии об искоренении проституции, которая разгоралась в течение последних двух лет. Если криминализация клиентов не срабатывает, то местные мэры должны взять дело в свои руки и изгнать секс-работников. STRASS в настоящее время оспаривает некоторые из этих подзаконных актов, потому что они очень четко дискриминируют секс-работников. В Тулузе многие секс-работники были неоднократно оштрафованы.

Таким образом, хотя наша победа против криминализации клиентов укрепила нашу решимость, нет никаких сомнений в том, что по сути, все становится еще хуже для секс-работников.

И в заключение этого интервью, есть ли у вас сообщение, которое вы хотите передать?

Солидарность работает в обоих направлениях. Мы не можем просить поддержки у других работников, если мы не готовы поддержать их борьбу. Сейчас как раз время для секс-работников присоединиться к акции протеста и забастовки наших товарищей. Только через совместное сопротивление и взаимную солидарность мы получим уважение и права!

Источник: NSWP

Партнеры