Facebook page of SWAN Twitter page of SWAN Instagram stream Youtube channel of Swannet RSS feeds

site available in english and russian

  • English
  • Russian

Мы такие же граждане как и все остальные

Интервью с Еленой, секс работницей, социальным работником и редактором киевской газеты. Украина.


SN: Пожалуйста расскажи нам о себе и почему для тебя важны права секс работников?

Около 10 лет я употребляла ацетилированный опий инъекционно. На третьем году употребления стала заниматься секс-бизнесом, чтобы иметь деньги на наркотик и проживание в отдельной квартире. Около трёх лет назад я перестала употреблять наркотики и начала работать в общественной организации и в редакции газеты для уязвимых к ВИЧ/СПИД групп. Но я очень хорошо помню, с какими проблемами я сталкивалась, когда была секс-работником, и как тяжело было мне и другим отстаивать свои права человека. Поэтому сейчас мне хотелось объединить вокруг этой проблемы как можно больше секс-работников, чтобы наши голоса были услышаны и к нам начали прислушиваться. Чтобы все узнали, что мы такие же граждане своей страны, как и остальные, и у нас есть права, которые никто не имеет права нарушать. И ещё я хочу, чтобы сами секс-работники прониклись к себе и к своей профессии уважением.

SN: В Украине существует ли разделение или предубеждения, разделяющие секс работников, потребляющих наркотики, и тех, которые не употребляют их?
Если да, то как мы можем объединиться?

L: Действительно, в Украине к секс-работникам, употребляющим дешёвые тяжёлые наркотики, отношение со стороны НЕ употребляющих наркотики секс-работников - предвзятое. Я думаю, это можно изменить, если по отношению у наркозависимым секс-работникам начнут реализовываться программы Снижения вреда и Заместительной терапии. Тогда они смогут нормально и полноценно жить и работать, а их поведение перестанет быть асоциальным и агрессивным.

SN: Секс-работники, потребляющие наркотики, заботятся друг о друге, переживают друг за друга? Если да, то как? Если нет, то как это проявляется? В Украине, потребляют ли секс работники-ПИНы наркотики вместе?

L: В основном наркозависимые секс-работники заботятся каждый сам о себе, и это создаёт дополнительные сложности. Но если СР употребляют наркотики, проживая в одной квартире (или в борделе), то они могут переживать друг за друга, помогать друг другу (наркотиком или деньгами) и могут как приобретать совместно наркотик, так и употреблять.

SN:  Существует ли дискриминация по отношению к секс работникам, желающим пройти детоксикацию?

L: Такой дискриминации не существует, так как секс-работники просто не афишируют в реабилитационных центрах своего статуса. Сложность в том, что в основном в Киеве (и в других крупных городах Украины) огромный процент секс-работников – приезжие из провинции. У них нет регистрации, а значит – они не могут проходить в городах реабилитационные программы.
 
SN: Существуют ли хорошие возможности детокса бесплатно? Метадон?

L: Абсолютно бесплатного детокса в Киеве не существует. Но есть недорогой, для прохождения которого нужно ложиться на несколько недель в больницу, после чего переходить на принятие заместительных препаратов амбулаторно. Мест для иногородних катастрофически не хватает (и они платные), плюс - предлагаемые заместительные препараты (бупренорфин, эднок) - слабые и с побочными действиями, секс-работники не могут и не хотят так жить. Метадон совсем недавно был зарегистрирован в Украине, но по поводу внедрения метадоновых программ до сих пор ведутся жаркие споры. Противники таких программ – в основном несведущие люди или церкви харизматической направленности, но именно они не дают развиваться этому направлению Снижения вреда и Зам.терапии.
 
SN: Существует ли дискриминация секс работников-ПИНов? Их заключают в тюрьмы? Как относится полиция к секс работникам, потребляющим наркотики?

L: Дискриминация заключается в том, что к наркозависимым секс-работникам относятся с ещё большим пренебрежением и озлобленностью, чем к НЕ наркозависимым. Их специально могут задержать на несколько суток (тем более что у многих из них нет регистрации), чтобы поиздеваться, когда человеку станет плохо и у него начнётся абстинентный синдром. Могут шантажировать, предлагая наркотик, выпытывать информацию или заставлять признаться в несовершённом преступлении.
 
SN: Возникают ли у секс работников-ПИНов проблемы с нарко-диллерами (например, в Канаде диллеры иногда могут заставить девушку работать, если у нее долг за наркотики)?
Или диллеры защищают секс работников-ПИНов от всех остальных?

L: У меня нет таких данных. Но по своему опыту знаю, что только нарко-диллеры, продающие дорогие наркотики дорогим СР могут так себя вести. Мелкие же нарко-диллеры предпочитают ни с кем не конфликтовать. Они просто перестают общаться с теми, кто им должен, пока те не отдадут долг.
 
SN: Какие 5 изменений могли бы привести к конкретным и хорошим результатам в жизни секс работников, употребляющих наркотики в данный момент?

L:

1.Отмена административного наказания за проституцию;
2. Доступ к бесплатному медицинскому обслуживанию;
3. Доступ к бесплатной детоксикации и последующей социальной и психологической реабилитации;
4. Проведение тренингов для работников милиции, для повышения толерантности по отношению к СР вообще и наркозависимым СР в частности;
5. Разработка и реализация проектов типа Дроп Ин Центров для СР
 
SN: Секс работники (мужчины, женщины и транс) работают вместе в Украине?

L: В основном они работают порознь. Однако существуют теневые структуры, контролирующие работу и тех и других в одних и тех же агенствах.
 
SN: Как журналист, о каких вещах тебе нравится писать?

L: Мне нравится писать о том, в чём я сама дока, нравится делать репортажи с места «горячих» событий, о нарушениях со стороны силовых структур (когда эти нарушения подтверждены фактами), о правах человека в моей стране и мире, люблю освещать различные акции и стараюсь делать это объективно, за что нередко имею проблемы или просто мой материал не доходит до читателя.

Продолжение следует

Партнеры